Бельгийские семьи испокон веков были многодет­ными. И это поощрялось государством. До сих пор каждый седьмой сын в семье по традиции становит­ся крестником короля, и его нарекают именем пра­вящего монарха. В 1993 году на похоронах короля Бодуэна в церкви не хватило места для всех коро­левских крестников, и проходившую в Брюссель­ском соборе церемонию пришлось транслировать на установленном на главной площади экране. При­сутствовало не менее 600 седьмых по счету сыно­вей, названных Бодуэнами или Будевинами. Каждая седьмая дочь тоже становится крестницей коро­левы, но такое случается гораздо реже: в Бельгии де­вочек, видно, рожают не так часто, как мальчиков.

Бельгийские дети в большинстве своем спокой­ны, благоразумны, покладисты и вежливы, а малы­ши — сама непосредственность со свежими личиками и аккуратненькими нарядами — просто симпатяги. Их поведение настолько безупречно, что родители-англичане обычно задаются вопро­сом, а здоровы ли они. Даже подростки, и те строп­тивы как-то по-старомодному сдержанно.
Если юноша или девушка ведут себя неподо­бающе, то бишь врубают в метро на всю мощь пле­ер или мусорят, то кто-нибудь из толпы, скорее всего вечно сующий свой нос в чужие дела пен­сионер, размахивая тростью, тут же с бранью наб­росится на них. Малолетних правонарушителей, если суд по общественному надзору признает за ними вину, ждет одно наказание — на их родите­лей наложат штраф. А там — пусть они только явятся домой.

Написть комментарий

Указанный Вами е-майл будет скрыт. Обязательные поля помечены звёздочкой *

Капча загружается...